Страницы истории

небесные Заступники

Рюриковичи, генеалогическое древо которых насчитывает почти двадцать колен правителей Руси, ведут свой род от Рюрика.
Этот исторический персонаж появился на свет предположительно между 806 и 808 годом в городе Рерике (Рароге). В 808 году, когда Рюрику было 1-2 года, владения его отца, Годолюба, захватил датский король Готфрид, и будущий русский князь стал наполовину сиротой.

Вместе с матерью Умилой он оказался на чужбине. И о детских годах его нигде не упоминается. Предполагается, что он провел их в славянских землях.
Имеется информация, что в 826 году он прибыл ко двору франкского короля, где получил надел земли «за Эльбой», фактически земли своего убитого отца, но как вассал франкского правителя.
В тот же период Рюрик, полагается, был крещён. В дальнейшем, после лишения этих наделов, Рюрик поступил в варяжскую дружину и воевал в Европе, отнюдь не как примерный христианин.

Читать далее : »

Небесные заступники

Князь Гостомысл увидел во сне будущую династию:
Рюриковичи, генеалогическое древо которых увидел, как гласит легенда, во сне дедушка Рюрика (отец Умилы), внесли решающий вклад в развитие Руси и российского государства, так как правили в период с 862 по 1598 г.
Пророческое сновидение старого Гостомысла, правителя Новгорода, показало как раз, что из «чрева его дочери прорастет чудное дерево, которое насытит людей в его землях».
Это был еще один «плюс» в пользу приглашения Рюрика с его сильной дружиной в тот момент, когда в новгородских землях наблюдались междоусобицы, и народ страдал от нападения сторонних племен.

Иноземное происхождение Рюрика может быть оспорено:
Таким образом, можно утверждать, что генеалогическое древо династии Рюриковичей началось не с иноземцев, а с человека, по крови принадлежавшего к новгородской знати, который долгие годы воевал в других странах, имел собственную дружину и возраст, допустимый для возглавления народа.
На момент приглашения Рюрика в Новгород в 862 году ему было около 50 лет – возраст по тем временам достаточно почтенный.

Княгиня Ольга была соправительницей Руси при сыне Святославе:
Единственный сын Рюрика, Игорь, родившийся в 877 году и убитый древлянами в 945-м, известен тем, что усмирял подчиненные ему племена, ходил походом на Италию (вместе с греческим флотом), пытался флотилией из десяти тысяч судов взять Константинополь, был первым военноначальником Руси, который столкнулся с греческим огнем в бою и от которого в ужасе бежал.
Его жена, княгиня Ольга, вышедшая за Игоря замуж из Пскова (или Плескова, что, возможно, указывает на болгарский город Плискувот), жестоко отомстила древлянским племенам, погубившим ее супруга, и стала правительницей Руси, пока подрастал сын Игоря – Святослав. Впрочем, после совершеннолетия своего отпрыска Ольга также оставалась правительницей, так как Святослав в основном занимался военными походами и остался в истории как великий полководец и завоеватель.

Генеалогическое древо династии Рюриковичей, помимо основной правящей линии, насчитывало множество ответвлений, которые прославились неблаговидными делами.
К примеру, сын Святослава, Ярополк, воевал против своего брата Олега, который был убит в сражении.
Его собственный сын от византийской принцессы, Святополк Окаянный, был кем-то вроде библейского Каина, так как убил сыновей Владимира (еще одного сына Святослава) – Бориса и Глеба, которые были ему братьями по приемному отцу.
Еще один сын Владимира – Ярослав Мудрый — расправился с самим Святополком и стал киевским князем.

Кровавые междоусобицы и браки со всей Европой:
Можно смело утверждать, что кровавыми событиями частично «пропитано» генеалогическое древо Рюриковичей.
Схема показывает, что у воцарившегося Ярослава Мудрого от, предположительно, второго брака с Ингигердой (дочерью шведского короля) было множество детей, в том числе шесть сыновей, которые были правителями различных русских уделов и женились на иностранных принцессах (греческой, польской). И три дочери, которые стали королевами Венгрии, Швеции и Франции также путем брака.
Кроме того, Ярославу приписывают наличие и седьмого сына от первой жены, которую увели в польский плен из Киева (Анна, сын Илья), а также дочери Агаты, которая, предположительно, могла быть женой наследника престола Англии, Эдуарда (Изгнанника).

Возможно, удаленность сестер и межгосударственные браки несколько снизили борьбу за власть в этом поколении Рюриковичей, так как большая часть времени правления в Киеве сына Ярослава – Изяслава — сопровождалась мирным разделением его власти с братьями Всеволодом и Святославом (триумвират Ярославовичей). Однако и этот правитель Руси погиб в бою против собственных племянников.
А отцом следующего известного правителя русского государства, Владимира Мономаха, был Всеволод, женатый на дочери византийского императора Константина Мономаха Девятого.

В роду Рюриковичей были правители с четырнадцатью детьми!
Генеалогическое древо Рюриковичей с датами показывает нам, что эту выдающуюся династию на многие годы вперед продолжили потомки Владимира Мономаха, в то время как родословные остальных внуков Ярослава Мудрого прекратились в ближайшие сто-сто пятьдесят лет.
У князя Владимира было, как полагают историки, двенадцать детей от двух жен, первая из которых была английской принцессой в изгнании, а вторая, предположительно, гречанкой.
Из этого многочисленного потомства на княжении в Киеве были: Мстислав (до 1125 г.), Ярополк, Вячеслав и Юрий Владимирович (Долгорукий).
Последний также отличался плодовитостью и породил от двух жен четырнадцать детей, в том числе Всеволода Третьего (Большое гнездо), прозванного так, опять же, за многочисленность потомства – восемь сыновей и четыре дочери.

Какие нам известны выдающиеся Рюриковичи?
Генеалогическое древо, простирающееся далее от Всеволода Большое Гнездо, содержит такие именитые фамилии, как Александр Невский (внук Всеволода, сын Ярослава Второго), Михаил Второй Святой (канонизирован Русской Православной Церковью в связи с нетленностью мощей убиенного князя), Иоанн Калита, породивший Иоанна Кроткого, у которого, в свою очередь, родился Дмитрий Донской.

Грозные представители династии:

Рюриковичи, генеалогическое древо которых прекратило свое существование в конце 16-го века (1598 год), включали в свои ряды и великого царя Иоанна Четвертого, Грозного.
Этот правитель укрепил самодержавную власть и существенно расширил территорию Руси за счет присоединения Заволжья, Пятигорья, Сибирского, Казанского и Астраханского царств.
У него было восемь жен, которые родили ему пять сыновей и трех дочерей, в том числе его преемника на престоле Федора (Блаженного). Этот сын Иоанна был, как полагается, слаб здоровьем и, возможно, умом (?) …
Его больше интересовали молитвы, колокольный звон, россказни шутов, чем власть. Поэтому в период его правления властные полномочия принадлежали его шурину, Борису Годунову.
И впоследствии, после смерти Федора, полностью перешли к этому государственному деятелю.

Она могла бы стать русской Царицей. Ирина Годунова

Кремль

За фигурой мужа — им был сын Ивана Грозного Фёдор Иванович, за фигурой дея­тельного брата, Бориса Годунова, — сначала правителя при царе Фёдоре, а затем ставше­го русским царём, Ирина Годунова словно ушла в тень, на периферию истории. А между тем её личность, её судьба заслуживают иного к ней отношения. Ирина стала царицей в 27 лет, но ей довелось побывать во всех званиях женщины при царском дворе: она была царевной до 1584 г., затем царицей и вдовствующей царицей с 1598 г. до своей смерти 1604 г.
Год рождения Ирины неизвестен, официальная версия — 1564 г., но историки указывают на то, что родилась она в 1557 году.
В допетровской Руси супруги великих князей и царей вели закрытую, почти монашескую жизнь. Ирина Годунова ста­ла первой женщиной, начавшей играть в государстве немалую общественно-по­литическую роль. Был даже момент в на­шей истории, когда в боярских и высших церковных кругах думали о том, чтобы возвести Ирину на русский престол по­сле смерти её мужа-царя. Более того, вся Москва тогда ей присягнула, и Годунова, пожелай она того, могла бы стать русской государыней, Ириной I…

Читать далее : »

Годуновы вышли из не слишком знатных костромских бояр Сабуровых-Годуновых. Но один из их рода, Дмитрий, сумел при Иване Грозном добиться высокой при­дворной должности — стал постельничим. Именно благодаря ему Ирина и Борис ещё детьми попали в царские палаты.
Иван IV благоволил к молодому Борису Годунову. Неслучайно в 1571 году царь женил его на Марии Бельской — дочери любимого своего опричника, больше из­вестного в истории под именем Малюты Скуратова. И в царском дворце, и в во­енных походах Борис — всегда в ближай­шем окружении Грозного. А в 1578 году царь жалует Годунова боярством. Опекал Иван IV и сестру Бориса, Ирину, и в 1575 году по собственной воле выдаёт её замуж за сына своего Фёдора Ивановича, причём без традиционного в подобных случаях длительного выбора невесты.

Ирина Годунова

Ирина Годунова
Облик Ирины Годуновой (1557—1603) восста­новлен С. А. Никитиным по её черепу.
 
 
 
 

Брак оказался удачным, даже счастли­вым, легко сложились взаимопонимание и согласие супругов. Одно печалило: не было детей. Кого только не приглашали к супру­гам: и докторов — русских и иностранных, и знахарей, и ворожей. Всё тщетно.
Особенно остро проблема царского на­следника встала в ноябре 1581 года, когда от рук отца погиб царевич Иван. По одной из распространённых версий, Иван Грозный обрушил свой гнев на беременную жену своего старшего сына Ивана (1554—1581) — Елену, происходившую из рода бояр Шере­метевых: на ней якобы была неподобающая одежда, когда царь вошёл к ней. От испуга у царевны случился выкидыш. Царевич Иван, пытавшийся защитить жену, вызвал лишь ещё большую ярость отца. В гневе тот будто бы посохом нанёс сыну смертельный удар в висок. (Кто не знает картину Ильи Репина «Иван Грозный и сын его Иван»?)
Через три года, 18 марта 1584-го, скончал­ся и сам Грозный. На трон взошёл второй его сын, Фёдор Иванович. Теперь отсутствие наследника престола стало угрозой прекра­щения династии Рюриковичей и связывали её с царицей Ириной Годуновой. Против её «бесплодия» возникает настоящий заговор, во главе которого встают такие влиятельные люди, как митрополит Дионисий и боярин Иван Шуйский. К ним примыкают и дру­гие — недовольные духовные лица, бояре богатые торговые люди. Царю Фёдору Ивановичу подают прошение, вернее, даже требование: «Чтобы государь ради чадоро­дия второй брак приемлил», а первую жену Ирину отправил бы в монастырь.

Великий князь Федор Иоанович

Царь и Великий князь Федор Иоанович всея Росии. «Царский титулярник» («Большая государева книга или Корень российских государей»), 1672. РГАДА

 
 
 
 
 

За­мысел, однако, не удался. Царь Фёдор не только не выдал любимую Ирину, но и расправился с заговорщиками. Дионисия, лишённого сана, отправили в монастырь, были сосланы не только Иван Шуйский, но и многие другие лица, выступившие против царицы.
И в боярских кругах, и в народе о царе Фёдоре говорили как о государе сла­бом — не только физически, но и умствен­но. Возможно, так люди воспринимали его мягкосердечие и добродушие — качества особенно необычные после ещё памятного «пожара лютости», учинённого в стране его предшественником и отцом Иваном Грозным. Как бы то ни было, но фактиче­ским правителем при царе Фёдоре Ивано­виче всё в большей степени становился его шурин, Борис Годунов. И действительно, многое из того, что было сделано на Руси в царствование Фёдора Ивановича, бесспор­но, принадлежало замыслам и инициативе деятельной натуры его сподвижника.
С другой стороны, и царь Фёдор, и Бо­рис Годунов не могли не прислушиваться к мнениям жены и сестры — разумной Ирины. Подтверждение тому — сохра­нившиеся документы, на которых рядом с подписью царя Фёдора Ивановича стоит и подпись царицы Ирины. Более того, она нередко присутствовала при приёме ино­странных послов, вела переписку с пра­вителями других стран, в частности с ан­глийской королевой Елизаветой I. Участвовала царица и в решении важных политических дел.
Одно из таких решений, имев­ших не только государственное, но и историческое значение, — учреждение в Москве патриар­шества (первым патриархом стал Иов). О том, что Ирина Годунова сыграла в этом событии исключительную роль, можно судить хотя бы по та­кому факту. Приехавший в Москву по столь важному поводу Констан­тинопольский патриарх Иеремия II выступил перед присутствующими. А ответное слово впервые в исто­рии России произнесла женщи­на — Ирина Годунова. Слушавшие отозвались о её речи «как складной и прекрасной».

Святейший Иов

Святейший Иов, патриарх Московский и всея Росии.

 
 
 
 
 

Святейший Иов, патриарх Московский и всея Росии.
1 января 1598 года, благополучно процарствовав 14 лет, царь Федор скончался. Патриарх Иов в «Житии царя Федора» утверждает, что умирающий вручил скипетр Ирине.
Избирательные грамоты Годунова и позднее царя Михаила Романова повествуют:
«После себя великий государь оставил свою благоверную, великую государыню Ирину Федоровну, на всех своих великих государствах».
Впервые за всю русскую историю женщина была провозглашена Вседержавной царицей России. Эта женщина представляла не род Рюриковичей, а род Годуновых.
Московский люд любил Ирину и имен­но в ней готов был видеть носительницу верховной власти — по крайней мере, до окончательного возведения на престол нового царя. Вот что говорилось в одном из документов тех лет: «… .покамест Бог цар­ство строит от всех мятежей и царя даст. И крест ей целоваша вся земля Российского государства».
Тем не менее через девять дней после смерти мужа, царя Фёдора Ивановича, Ирина Годунова объявила о своём реше­нии принять монашеский постриг и уйти в Новодевичий монастырь под именем Александры. И всё же до 21 февраля 1598 года, до дня избрания Бориса Годунова на царство, его сестра Ирина полтора месяца продолжала быть правительницей Русско­го государства. За эти дни она распоряди­лась выпустить из темниц заключённых, раздать хлеб бедным и нищим.

Царица Ирина

Инокиня Александра, в миру — царица Ирина (художник — К. Зубрилин)

 

 

 

 

 

Умерла Ирина Годунова 26 сентября 1603 года, примерно 45 лет от роду.
В общественно-политической жизни царица осталась весьма значимой фигурой. «Ирина Годунова, в отличие от предшествовавших цариц, играла общественную и политическую роль, которая уже расходилась с образом женщины той эпохи». Она не только принимала иностранных послов, но и участвовала в заседаниях боярской Думы, в решении важных политических вопросов.






!-- HotLog --> Бесплатная раскрутка